Показано с 1 по 2 из 2
  1. #1
    dimich
    Guest

    По умолчанию Чтоб ты жил на одну зарплату!

    Коррупция бытует в России много сотен лет. Болезнь, заразившую большую часть нашего общества, поставили на карантин – 3 октября Президент РФ Дмитрий Медведев внес в Государственную думу проект закона о противодействии коррупции. Мало кто может толком объяснить, что такое коррупция. На деле все просто, для совершения чего-то неправомочного нужны как минимум две составляющие: власть и нормальное законодательство.

    Ведь коррупция это ничто иное как использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству. Следовательно, чтобы что-нибудь нарушить или чем-либо воспользоваться, нужно получить такую возможность.
    В реальности коррумпированность нашего общества связана как раз с круговой порукой людей, обладающих властью. Начиная со служащих самого низшего звена до наиболее высокопоставленных чиновников. Система, существующая сама по себе вопреки законодательной базе, рано или поздно должна быть разрушена.
    На это направлен проект президента, обсуждавшийся 11 октября в Саратовской академии права на первом заседании Саратовского регионального отделения Общероссийской Общественной организации «Ассоциация юристов России». Заседание вели ректор Саратовской академии права, доктор социологических наук, профессор Сергей Суровов и депутат Госдумы Сергей Овсяников. В нем приняли участие все члены Учредительного собрания ассоциации, в том числе директор Саратовского центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции Академии права Н. Лопашенко.
    Россию принято считать одним из лидеров в мире по коррупции. И это не просто так: вся история страны строится на попытке обогащения политических элит за счет своего статуса. Задуманный в качестве проекта, закон предполагается «обкатать» в регионах и уже в дальнейшем, с учетом доработок, принять как норму. В связи с этим обсуждение закона в качестве проекта кажется вполне оправданным, иначе невозможно учесть все региональные особенности коррупционной деятельности и разработать способы по их противодействию.
    Казалось бы, ну кто не берет в наше время взяток? Киношная фраза-пожелание «Чтоб ты жил на одну зарплату!» до сих пор остается популярной шуткой. И жить так не возникает желания у многих. Только определение «коррупция» не является синонимом взяточничеству, наиболее популярному ее проявлению. Взяточничество – лишь одна из сторон коррупции. Полезным в этой связи стало выступление Лопашенко, которая в качестве принципиального замечания указала на несогласованность понятия «коррупция» с законодательными нормами. В основе коррупции не всегда лежит имущественная выгода, материальный интерес. В широком смысле основа коррупции – конфликт между действиями должностного лица и интересами его работодателя между действиями выборного лица и интересами общества. И здесь не ограничишься борзыми щенками – в сфере бизнеса более значимыми становятся категории интереса. Предложенное же понятие не соответствует принятому в международном законодательстве представлению о коррупции и, соответственно, нуждается в доработке и уточнении. Хотя бы потому, что затрагивает такую болезненную для России тему, как конфликт интересов. Он возникает в ситуации, опять-таки противоречащей законодательству – когда государственный служащий имеет свой бизнес и совершает коррупционные действия в личных целях. Глупо было бы говорить о том, что государственному служащему, особенно высокопоставленному чиновнику, на законодательном уровне не разрешено иметь собственный бизнес. Как раз в силу того, что в такой ситуации и возникает пресловутый конфликт интересов. Но что стоит оформить свое дело и всю недвижимость на любимую тещу? Почему-то в проекте закона на эту тему говорится лишь о близких родственниках…
    Не совсем оправданны обвинения в декларативности некоторых статей закона, подходящих скорее для антикоррупционной программы, чем для нормативного акта, в частности, в «формировании в обществе негативного отношения к коррупционной деятельности» и тому подобных формулировках. Логика проговаривания на первый взгляд очевидных вещей вполне ясна: на сегодняшний день всякий способен понять, что использовать административный ресурс в собственных целях незаконно, но согласиться не делать этого готов не каждый.
    Другой очевидной аксиомой становятся нормы ответственности иностранных граждан и международных организаций, обвиняемых в совершении коррупционных правонарушений за пределами России. Особенно в контексте минувших событий. Определение границ дозволенного в рамках российского и международного законодательства – те моменты, которые еще предстоит уточнить, они лишь только намечены в проекте.
    Одним из наиболее значимых недостатков проекта стало отсутствие положения о субъектах коррупционных правонарушений. А, если задуматься, объектов обогащения у коррупционеров пруд пруди, это и государственные расходы, и инвестиционные проекты, и государственные закупки, и внебюджетные счета, с коррупцией связаны налоговые льготы, районирование, добыча природных ресурсов, продажа государственных активов, предоставление монопольной власти к определенному виду коммерческой деятельности, контроль за теневой экономикой и нелегальным бизнесом, назначение на ответственные посты в органы власти. И как после этого убедить людей в том, что работа для них важнее тех сиюминутных благ, что сулят им коррупционеры?
    Одним из способов регулирования подобной ситуации возможно повторение европейского образца, когда после обвинения служащего в коррупционной деятельности следует увольнение с должности без возможности занимать подобный пост в будущем.
    Необъятность целей, которые ставятся в законопроекте, предполагают расширение отделов по борьбе с коррупцией и создание новых подразделений. А следовательно, увеличение штата госслужащих по всем регионам. Это может стать той могильной плитой, которая прибьет изначально позитивное начинание.
    Но, если так думать, то нет смысла начинать менять что-либо. И нормальным кажется отношение к проблеме не как к сиюминутному делу – обсудили, приняли, забыли. Стоит приготовиться к тому, что внедрение закона охватит не один год, а, возможно, и десятилетие. И к осознанию того, что это нормально, тоже следует привыкать.
    Итоговым решением заседания регионального отделения Ассоциации юристов стало принятие законопроекта за основу и предоставление в рабочие группы комитета Государственной думы с учетом всех предложений.
    Как отметил Сергей Овсянников: «Я думаю, что процесс принятия закона не будет долгим».
    Необходимость принятия этого законопроекта, «конституции по борьбе с коррупцией», значимость законодательного регулирования этой проблемы и обсуждения ее на федеральном уровне, безусловна. В национальном сознании коррупционное поведение не воспринимается как однозначно негативное. Боязнь потерять работу не пересиливает желание быстрой наживы, чиновники не уходят в отставку после раскрытия их дел «на стороне».
    Для россиян это норма, для жителей любой другой европейской страны – нонсенс. И выходит, что цель законопроекта заключается не только в формировании норм и моделей поведения граждан, но в изменении отношения к вопросу. Осознанию того, что коррупция на сегодняшний день стала действительно одной из основных проблем, затрагивающих каждого.

  2. #2
    Moloko
    Guest

    По умолчанию

    Я не нашла, что делать, то?
    или вы просто пообсуждать?

    пы.сы.: текст без абзацев тяжело читать

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  

Яндекс.Метрика